O. Henry "The Ransom of Red Chief"

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 |
The Ransom of Red Chief
by O. Henry (1862-1910)
Вождь краснокожих.
Страница 7
«I’ll be back some time this afternoon,» says I. «You must keep the boy amused and quiet till I return. And now we’ll write the letter to old Dorset.» — Я вернусь к вечеру, что-нибудь около этого, — говорю я. — Твое дело занимать и успокаивать ребёнка, пока я не вернусь. А сейчас мы с тобой напишем письмо старику Дорсету.
Bill and I got paper and pencil and worked on the letter while Red Chief, with a blanket wrapped around him, strutted up and down, guarding the mouth of the cave. Bill begged me tearfully to make the ransom fifteen hundred dollars instead of two thousand. Мы с Биллом взяли бумагу и карандаш и стали сочинять письмо, а Вождь Краснокожих тем временем расхаживал взад и вперед, закутавшись в одеяло и охраняя вход в пещеру. Билл со слезами просил меня назначить выкуп в полторы тысячи долларов вместо двух.
«I ain’t attempting,» says he, «to decry the celebrated moral aspect of parental affection, but we’re dealing with humans, and it ain’t human for anybody to give up two thousand dollars for that forty-pound chunk of freckled wildcat. I’m willing to take a chance at fifteen hundred dollars. You can charge the difference up to me.» — Я вовсе не пытаюсь унизить прославленную, с моральной точки зрения, родительскую любовь, но ведь мы имеем дело с людьми, а какой же человек нашел бы в себе силы заплатить две тысячи долларов за эту веснушчатую дикую кошку! Я согласен рискнуть — пускай будет полторы тысячи долларов. Разницу можешь отнести на мой счёт.
So, to relieve Bill, I acceded, and we collaborated a letter that ran this way:
Ebenezer Dorset, Esq.:
Чтобы утешить Билла, я согласился, и мы с ним вместе состряпали такое письмо:
«Эбенезеру Дорсету, эсквайру.
We have your boy concealed in a place far from Summit. It is useless for you or the most skilful detectives to attempt to find him. Absolutely, the only terms on which you can have him restored to you are these: We demand fifteen hundred dollars in large bills for his return; the money to be left at midnight to-night at the same spot and in the same box as your reply—as hereinafter described. If you agree to these terms, send your answer in writing by a solitary messenger to-night at half-past eight o’clock. After crossing Owl Creek, on the road to Poplar Cove, there are three large trees about a hundred yards apart, close to the fence of the wheat field on the right-hand side. Мы спрятали вашего мальчика в надежном месте, далеко от города. Не только вы, но даже самые ловкие сыщики напрасно будут его искать. Окончательные, единственные условия, на которых вы можете получить его обратно, следующие: мы требуем за его возвращение полторы тысячи долларов; деньги должны быть оставлены сегодня в полночь на том же месте и в той же коробочке, что и ваш ответ, — где именно, будет сказано ниже. Если вы согласны на эти условия, пришлите ответ в письменном виде с кем-нибудь одним к половине девятого. За бродом через Совиный ручей по дороге к Тополевой роще растут три больших дерева на расстоянии ста ярдов одно от другого, у самой изгороди, что идёт мимо пшеничного поля, с правой стороны.
At the bottom of the fence-post, opposite the third tree, will be found a small pasteboard box. The messenger will place the answer in this box and return immediately to Summit. Под столбом этой изгороди, напротив третьего дерева, ваш посланец найдёт небольшую картонную коробку. Он должен положить ответ в эту коробку и немедленно вернуться в город.
If you attempt any treachery or fail to comply with our demand as stated, you will never see your boy again. Если вы попытаетесь выдать нас или не выполнить наших требований, как сказано, вы никогда больше не увидите вашего сына.
If you pay the money as demanded, he will be returned to you safe and well within three hours. These terms are final, and if you do not accede to them no further communication will be attempted. Если вы уплатите деньги, как сказано, он будет вам возвращён целым и невредимым в течение трёх часов. Эти условия окончательны, и, если вы на них не согласитесь, всякие дальнейшие сообщения будут прерваны.
TWO DESPERATE MEN. Два злодея».
I addressed this letter to Dorset, and put it in my pocket. As I was about to start, the kid comes up to me and says: Я надписал адрес Дорсета и положил письмо в карман. Когда я уже собрался в путь, мальчишка подходит ко мне и говорит:
«Aw, Snake-eye, you said I could play the Black Scout while you was gone.»

Next

— Змеиный Глаз, ты сказал, что мне можно играть в разведчика, пока тебя не будет.