O. Henry "The Ransom of Red Chief"

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 |
The Ransom of Red Chief
by O. Henry (1862-1910)
Вождь краснокожих.
Страница 10
I had a scheme for collecting that ransom without danger of being caught by counterplots that ought to commend itself to professional kidnappers. The tree under which the answer was to be left—and the money later on—was close to the road fence with big, bare fields on all sides. If a gang of constables should be watching for any one to come for the note they could see him a long way off crossing the fields or in the road. But no, sirree! At half-past eight I was up in that tree as well hidden as a tree toad, waiting for the messenger to arrive. Я придумал, как получить выкуп без всякого риска быть захваченным противной стороной, и мой план одобрил бы всякий профессиональный похититель. Дерево, под которое должны были положить ответ, а потом и деньги, стояло у самой дороги; вдоль дороги была изгородь, а за ней с обеих сторон — большие голые поля. Если бы того, кто придёт за письмом, подстерегала шайка констеблей, его увидели бы издалека на дороге или посреди поля. Так нет же, голубчики! В половине девятого я уже сидел на этом дереве, спрятавшись не хуже древесной лягушки, и поджидал, когда появится посланный.
Exactly on time, a half-grown boy rides up the road on a bicycle, locates the pasteboard box at the foot of the fencepost, slips a folded piece of paper into it and pedals away again back toward Summit. Ровно в назначенный час подъезжает на велосипеде мальчишка-подросток, находит картонную коробку под столбом, засовывает в нее сложенную бумажку и укатывает обратно в город.
I waited an hour and then concluded the thing was square. I slid down the tree, got the note, slipped along the fence till I struck the woods, and was back at the cave in another half an hour. I opened the note, got near the lantern and read it to Bill. It was written with a pen in a crabbed hand, and the sum and substance of it was this: Я подождал ещё час, пока не уверился, что подвоха тут нет. Слез с дерева, достал записку из коробки, прокрался вдоль изгороди до самого леса и через полчаса был уже в пещере. Там я вскрыл записку, подсел поближе к фонарю и прочел ее Биллу. Она была написана чернилами, очень неразборчиво, и самая суть ее заключалась в следующем:
Two Desperate Men.

Gentlemen: I received your letter to-day by post, in regard to the ransom you ask for the return of my son. I think you are a little high in your demands, and I hereby make you a counter-proposition, which I am inclined to believe you will accept. You bring Johnny home and pay me two hundred and fifty dollars in cash, and I agree to take him off your hands. You had better come at night, for the neighbours believe he is lost, and I couldn’t be responsible for what they would do to anybody they saw bringing him back.

Very respectfully,

EBENEZER DORSET.

«Двум злодеям.

Джентльмены, с сегодняшней почтой я получил ваше письмо насчёт выкупа, который вы просите за то, чтобы вернуть мне сына. Думаю, что вы запрашиваете лишнее, а потому делаю вам со своей стороны контрпредложение и полагаю, что вы его примете. Вы приводите Джонни домой и платите мне двести пятьдесят долларов наличными, а я соглашаюсь взять его у вас с рук долой. Лучше приходите ночью, а то соседи думают, что он пропал без вести, и я не отвечаю за то, что они сделают с человеком, который приведёт Джонни домой.

С совершенным почтением

Эбенезер Дорсет».

«Great pirates of Penzance!» says I; «of all the impudent—« — Великие пираты! — говорю я. — Да ведь этакой наглости…
But I glanced at Bill, and hesitated. He had the most appealing look in his eyes I ever saw on the face of a dumb or a talking brute.

Next

Но тут я взглянул на Билла и замолчал. У него в глазах я заметил такое умоляющее выражение, какого не видел прежде ни у бессловесных, ни у говорящих животных.