Главная Грамматика Упражнения Тесты Тексты Билингва

O. Henry "Girl"

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8

Hartley paid the man and dismissed him. Then he left the office and boarded a Broadway car. At the first large crosstown artery of travel he took an eastbound car that deposited him in a decaying avenue, whose ancient structures once sheltered the pride and glory of the town. Гартли заплатил сыщику и отпустил его. Затем он вышел на улицу и вскочил в вагон, шедший на Бродвей. На первом большом перекрестке он пересел в вагон восточного направления и высадился на пришедшем в полный упадок проспекте, некогда укрывавшем в своих старинных зданиях красу и славу города.
Walking a few squares, he came to the building that he sought. It was a new flathouse, bearing carved upon its cheap stone portal its sonorous name, "The Vallambrosa." Fire-escapes zigzagged down its front — these laden with household goods, drying clothes, and squalling children evicted by the midsummer heat. Here and there a pale rubber plant peeped from the miscellaneous mass, as if wondering to what kingdom it belonged — vegetable, animal or artificial. Пройдя несколько кварталов, он подошел к дому, который он искал. Это был новый жилой небоскреб, на портале которого из дешевого камня было вырезано звучное наименование: "Валламброза". Пожарные лестницы спускались зигзагами по его фасаду, обремененные домашним хламом, сохнущим бельем и орущими детьми, выселенными с мостовой летним зноем. То тут, то там выглядывало из этого смешения чахлое растение, как бы недоумевая, к какому царству оно, собственно, принадлежит — к растительному, животному или искусственному?
Hartley pressed the "McComus" button. The door latch clicked spasmodically — now hospitably, now doubtfully, as though in anxiety whether it might be admitting friends or duns. Hartley entered and began to climb the stairs after the manner of those who seek their friends in city flat-houses — which is the manner of a boy who climbs an apple-tree, stopping when he comes upon what he wants. Гартли нажал кнопку: "Мак-Комес". [В нью-йоркском жилом небоскребе каждая квартира имеет свой звонок на парадной с улицы.] Дверной замок щелкнул спазматически — с гостеприимством, смешанным с нерешительностью, словно бы он сомневался, кого он впускает — друга или кредитора. Гартли вошел и начал карабкаться по лестнице обычным приемом людей, разыскивающих своих знакомых в жилом небоскребе. Это прием мальчишки, взбирающегося на яблоню. Он лезет, пока не дотянется до яблока, которое он себе наметил.
On the fourth floor he saw Vivienne standing in an open door. She invited him inside, with a nod and a bright, genuine smile. She placed a chair for him near a window, and poised herself gracefully upon the edge of one of those Jekyll-and-Hyde pieces of furniture that are masked and mysteriously hooded, unguessable bulks by day and inquisitorial racks of torture by night.

Next
На четвертом этаже он увидел Вивьен, стоявшую у открытой двери в свою квартиру. Она пригласила его внутрь кивком и сияющей искренней улыбкой. Она поставила для него стул около окна и грациозно устроилась сама на краю одного из тех предметов обстановки, которые маскируются и таинственно закрываются днем и превращаются в инквизиционные орудия пытки ночью.

Далее